Пытался изложить как можно более политкорректно.

Во время конфетно-букетного периода, когда мы с Мариной только встречались, в какие только места я ее ни водил. Мы часами “зависали” в чайном клубе, бродили по буреломам на острове, а ее день рождения провели в приподнятой праздничной атмосфере на стройке. И вот когда всякие прикольные места закончились, я решил показать ей… секту. Мы купили шампанское и шоколад — помним, это ведь было свидание, — и отправились в легкоатлетический манеж, находящийся в одном из микрорайонов города.

На тот момент это помещение не функционировало как помещение для занятий спортом, его отдали одной неопротестантской религиозной общине, которые у нас обычно называют сектами. Когда-то эта церковь была очень влиятельной, а основатель общины был духовным наставником столичного головы. Потом главного пастора посадили в тюрьму за финансовые аферы — ему вменялось в вину создание инвестиционной компании, обманом завладевшей вкладами граждан на сумму около 18 миллионов долларов. Но дело, в котором насчитывалось полторы тысячи томов, стало разваливаться.


Затем главного пастора хотели привлечь к ответственности за сексуальные домогательства прихожанок, появилась информация, что у него был гарем из тридцати женщин. Потом это дело тоже благополучно “замяли”. Закончилось все тем, что основатель общины признался, дескать, он длительное время «жил в грехе блудодеяния”, и совершил покаяние. После чего его благополучно забыли в Украине. Тем более в стране появились более сильные информационные раздражители.

Мы пришли на ночное богослужение — пастора не было: он уже тогда сидел в тюрьме.

То, что Марина увидела в манеже, повергло ее в легкий шок.

Несколько последователей опального служителя раскачивались, как болванчики, напевая “Бог дарует радость! Иисус дарует радость!” Среди тех, кто это делал, были вполне взрослые и даже на вид состоятельные дяди, не говоря уже о тетях. Возможно, эти люди в миру управляют другими, но сейчас они все словно превратились в детей. Прихожане долго и методично раскачивались. Мы вышли из помещения, выпили на лавочке под деревьями шампанское, закусили шоколадом, вернулись. Люди продолжали раскачиваться и напевать. Сразу было понятно, что они ни на минуту не прекращали это делать, хоть и прошел час.

Марину поразила “зачарованность” прихожан. Они как будто были под воздействием психотропных веществ, хотя точно ничего подобного не принимали, просто монотонное действие, совершаемое в течение долгого времени, сделало их похожими на машины. В это время мимо по рядам постоянно ходили волонтеры с коробками для пожертвований…

Мы решили, что сидящий в тюрьме пастор — не наш учитель. Как-то не хотелось вот так раскачиваться под монотонное “Бог дарует радость! Иисус дарует радость!” Ну, не показалось оно нам радостным.

Я раньше довольно часто заходил в это место, написал о нем несколько статей и даже брал интервью у пастора, но так и  не увидел в нем своего сердечного учителя. Хотя — все исходит из семян, — кто-то видел его именно таким. Правда, многие потом, после того, как он отказался отдавать им деньги, разочаровались. Точно знаю, что здесь применялись методы НЛП для “отжима” средств.

Одна женщина-бухгалтер, наслушавшись пастора, пошла домой, взяла из сейфа всю кассу своей фирмы (это были 90-ые, такое довольно часто практиковалось) и отнесла лидеру. Уже после того как рассталась с деньгами, поняла, что сделала. Но было поздно. В материалах дела сказано, что таких было три с половиной тысячи человек.

В принципе тот факт, что лидера общины “закрыли”, для нас ничего особо не значил, мы знаем много людей, которых сажали в тюрьму по напрасным обвинениям. В конце концов, многие тибетские ламы тоже пострадали от репрессий со стороны Китая.

Но я никогда не представлял себя одним из прихожан такой церкви. Даже если отбросить примитивизм подачи, смущает тут прежде всего призыв верить, который лейтмотивом проходит через все действия подобных организаций. Лично для меня важны сомнения, и тут, конечно, можно получить упрек в нигилизме, но, согласно древним учениям, отсутствие сомнений — одно из качеств ленивого ученика. “Верьте!” — говорит неопротестантский пастор. “Не верьте!” — говорит Майкл Роуч, и это подкупает сильнее.  И, что самое главное, абсолютно не противоречит христианству. Доказательства?

Фома неверующий. Помните, как было? Фома отсутствовал при первом Воскресении из мёртвых Христа. И, узнав от других апостолов, что Иисус воскрес и приходил к ним, сказал: «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в рёбра Его, не поверю». Явившись апостолам вновь, Иисус предложил Фоме вложить палец в раны, после чего тот уверовал и произнёс: «Господь мой и Бог мой!» При этом не сказано, вкладывал ли Фома пальцы в раны Христа, но речь о другом.

Несмотря на то, что слова “Фома неверующий” обозначают сомневающегося  слушателя, это не несет в себе негативного смысла и не осуждается евангелистами. Апостол Фома — одна из самых уважаемых фигур в христианстве, принесший, кстати, христианство в Индию, где он принял мученическую смерть.

И, напоминаю, нас часто называют сектой. Обычно это делает такой себе умный муж какой-нибудь нашей ученицы. Он где-то что-то читал, с кем-то говорил, и поэтому знает, что такое секта, и секта — это мы. Я отвечаю: к сожалению, мы не секта, потому что у нас нет главной составляющей секты. Какой? Тут начинается метание с разной степенью агрессии, сыпятся беспорядочные версии, но все мимо. А приз за правильный ответ уходит в никуда. Потому что главное отличие секты от фломастера, общества рыболовов и прочего — то, что в секте должен быть культ, поклонение. У нас же этого нет. «Все равно секта», — отмахивается все решивший для себя муж, для которого это… немного сложно.

Эй, мужик, подожди, а как же твоя заявка на твою эрудицию, недюжинную способность анализировать, сопоставлять факты и..?

Получите бесплатный видео-курс

Вам осталось лишь написать, куда отправить видео. 
Уже через пару минут Вы получите доступ к 1 уроку, из которого узнаете свое предназначение в деньгах!

Успех!